psy_phyl_esse

Покушение на вечность

Путешествие мысли


Previous Entry Share Next Entry
ришелье
civil_disput wrote in psy_phyl_esse

СТРАЖ ГОСУДАРСТВА 003. Философия

Оригинал взят у civil_disput в СТРАЖ ГОСУДАРСТВА 003. Философия
Артемида родилась, осмотрелась, помогла родиться брату, и тут же поклялась, что у нее не будет детей.

Хуже некуда, когда дети задают вопросы. Но еще хуже, когда они задают их сами себе. Ведь и из таких детей и вырождаются философы.
В детстве меня поразила и напугала фраза, услышанная от кого-то из взрослых: «Незнание закона не освобождает от ответственности за его исполнение». Я долго над этим размышлял и, в конце концов, придумал путь к спасению.
Узнав от кого-то, что «законы это такие книги», я решил, что страшная угроза, очевидно, висит только над теми детьми, кого по неосторожности научили читать. Если же я никогда не буду уметь читать, то мне и законы не страшны. Я думал, что таким способом можно обмануть государство.

«Прометей, сын Зевса». Зачеркнуто. «Прометей, отец Зевса». Зачеркнуто.
«В общем, неважно».

Пресловутый несуществующий, но часто приводимый в пример «обычный человек» блокирует свое сознание похожим способом. Ему, в общем, неважно, что такое государство. Обычный человек не преследует цель «обнаружения» государства, ему достаточно обнаружения реальных вещных ресурсов своего жизнеобеспечения. Одно верное сравнение говорит о статистическом большинстве людей в государстве как о «собирателях», «бортниках», которые живут в каком-то социальном ландшафте, знают, как найти в этом ландшафте корм, а остальное им не интересно. Их не заботит как, по каким правилам складывается кормящий и вмещающий их ландшафт – государство, и найдут ли они завтра средства пропитания на том же месте, что и сегодня.

На месте троянцев я бы уже после Геракла понял, что город стоит в неудачном месте.

К сожалению, чувство безопасности, даваемое мышлением в рамках «самоочевидных» правил обыденности, ложное. Ложным оно является уже хотя бы потому, что склонно теоретизировать только эту обыденность, принимая ее за «неизменность». С другой стороны, если бы мы абсолютизировали новизну, нормальное мышление оказалось бы невозможным – такие скачки сознания в поле воображаемой катастрофы, когда они случаются, и в реальности приводят к катастрофам – приход к власти Ленина и Троцкого в России, или Гитлера в Германии, или Пол Пота в Камбодже, или Иди Амина в Уганде – это акты катастрофического сознания.
Таким образом, отказ о теоретизирования государства или его катастрофическое теоретизирование одинаково неприемлемы, причем первое очень часто оказывается предвестником второго.

Отличить бога от бога сложно, но если вас пытается изнасиловать дождь, вы можете быть уверены, что это – не Афина.

Альтернативой описанным выше ситуациям сознания является научное теоретизирование. Но тогда возникает вопрос: методами какой науки?

Государства состоят из миллионов вещных объектов – людей, миллиардов связей между людьми, их мыслей, текстов, построек. Что именно следует теоретизировать и кто этим должен заниматься?

стая

Социология изучает статистику мнений (включая ошибочные или лживые), искусствоведение изучает здания (но не знает, почему одни вещи красивые, а другие – нет), правоведы исследуют тексты (большая часть которых написана не самыми симпатичными и честными людьми под влиянием сиюминутных обстоятельств), история знает прошлое (но не может предсказать будущее), экономическая теория почти всегда заводит в тупик реальную экономическую деятельность, и т.д.
Можно предположить, что каждая из этих дисциплин уже наработала некоторые истины о государстве, наряду с заблуждениями, но ни одна из них не дает представления о целом, следовательно, у нас нет пока той позиции, с которой мы могли бы судить о самом важном и общем в государстве, о чем речь шла в первой и второй частях этой статьи.
Сегодня некоторые надежды на появление теоретических связей между этими «фрагментами» теоретизации связаны с наукой о стаях - во всяком случае, такой путь кажется привлекательным специалистам, считающим, что математическая логика давным давно отменила логику формальную.
Я с этим не согласен и полагаю, что надежды «технарей» иллюзорны. Человеческие государства состоят, в том числе, и из объектов, наделенных волей и сознанием. Эти объекты способны не только говорить правду, но и лгать, в том числе, и самим себе.
Саранча или ласточки на это не способны. Не следует разумному приписывать свойства неразумного.

Надежным бытовым средством различения добра и зла на практике является полиция.

полиция

Есть и такая точка зрения, причем особенно она популярна у полицейских. Но и такой путь оказывается логически невозможным, поскольку де-факто всеми реальными государствами, существующими в мире, принята доктрина… государственного не-бытия.
Если для жителей средневековой Европы их государство было каждодневным переживанием некого театрального действия длиной в историческую эпоху:
«в Париже на время пребывания короля во враждебных землях было решено устраивать процессии ежедневно. Они продолжались с конца мая чуть не до конца июля; в них участвовали сменявшие друг друга ордена, гильдии и корпорации; «прежалостливые шествия, печальнее их не узришь на веку своем». В эти дни люди постились; все шли босяком – советники парламента, так же как и беднейшие горожане. Многие несли факелы и свечи. Люди шли сами или взирали на идущих «с великим плачем, с великою скорбию, с великим благоговением». К тому же и время было весьма дождливое». - Й. Хойзинга, Осень Средневековья.

А сегодня люди просто ходят на работу и все. Их работа регулируется контрактом. Современное государство – это невероятно запутанная система контрактных отношений, сочувствовать которой невозможно, сопереживать которой просто глупо. И потому эмоциональная сфера человеческого бытия пересекается с государственной лишь в моменты уличных столкновений.

козак

Сами эти столкновения, если судить о процессе как о процессе, безотносительно замыслов тех, кто на этом процессе надеется что-то выгадать, оставаясь за кадром – при таком подходе представляется, что протесты есть ни что иное, как переживание, искренняя эмоциональная попытка повернуть государство лицом его смыслу.

Этот смысл, конечно, должен лежать за пределами физических контрактов – иначе революции проходили бы в судах, а не на площадях.
И этот смысл, как было показано ранее, лежит за пределами и всякой другой физики, то есть тех областей, где протекают физические процессы, и доступных измерению тех научных дисциплин, которые исследуют только физическую реальность. Не говоря уже обо всех других гуманитарных дисциплинах, даже психология (наука о душе, в переводе с греческого) понимает свой предмет только и исключительно как совокупность физических состояний или процессов.

Но государство – это не физическая реальность. Самое важное и общее о государстве нам дано только как мысль. Нельзя «сфотографировать» государство, но от этого оно не перестает быть реальностью, поскольку мысль – это тоже реальность, хотя и не физическая. Как и в прошлый раз, первооткрывателям «материальных» мыслей я советую обращаться сразу в Нобелевский комитет – чтобы нам по этому поводу не спорить.

Все греческие пророчества сбывались благодаря попыткам их избежать.

Ни одна из физических наук не способна исследовать реальность, данную как мысль.
За приятным исключением философии, которая лишь потому способна к этому, поскольку не является исследованием физического мира.
Декарт и Маркс пытались создавать математические или физические философии, но у них ничего не вышло.
Зато обе сложившиеся метафизические философские системы – Платона и Гегеля, своим исходным пунктом берут тезис Парменида, последнего из пифагорейцев: «Одно и то же – мысль, и то, о чем эта мысль».
Попытки строить философии иного типа провалились, как и попытки построить теории государства вне философии Платона или Гегеля, как провалились и попытки создать реальные физические государства в обход постулированных ими априорных идей.
Таким образом, метафизика, и только она, является единственным Стражем Государства.
Покончив с обоснованием темы, мы следующие разделы посвятим современному государству, не знающему своего метафизического смысла, и убедимся в том, что незнание действительно не освобождает от ответственности.


  • 1
"незнание действительно не освобождает от ответственности"
-как верно сформулировано!

))) оказалось правдой. Узнать бы, кто тот мудрый человек, который это сказал.

  • 1
?

Log in